Приключения Мюнхгаузена в Солянке

Историки клуба “Внучата Мюнхгаузена” измерили немецким штангенциркулем и российским аршином глобус Калининграда и поняли умом, что барон не мог не посетить наш город. Причем дважды (в 1738, 1750 гг.). И оба раза — проездом: на службу в русскую армию, и обратно. Было установлено, что и в первое, и во второе посещение герой разбивал бивак за городом, на берегу ручья у дерева гинко (ныне там стоит кафе “Солянка”). Весть о величайшем открытии мгновенно разлетелась по всему миру и достигла родины Мюнхгаузена – города Боденвердер.

Ресторатор Витаутас Лопата с воодушевлением узнал, что его кафе “Солянка” стоит на месте бивака барона. Лопата на радости вступил в клуб “Внучата Мюнхгаузена” и накормил всех одноклубников солянкой. Сытые историки с утроенной силой бросились совершать новые открытия. Тотчас было выяснено, что барон не просто отдыхал в нашем городе. Он не мог здесь не жить и не творить. То есть размышлять о роли Кёнигсберга в контексте российско-германских взаимоотношений. Как человек масштабный думал он позитивно, что далеко не всем и ныне удается.

Жители Боденвердера, ошарашенные открытием новых подвигов земляка, отправили делегацию в Калининград, где состоялись переговоры с мэром Калининграда и другими официальными и случайными лицами. Будучи тогда депутатом Калининградской областной Думы, Витаутас Лопата внес ряд конструктивных предложений, направленных на гармонизацию международных отношений в мире. Бургомистр Боденвердера Герберт Бреккель собственноручно прикрепил на фасад “Солянки” металлический профиль Мюнхгаузена, который там красуется до сих пор.

Лопата ударил себя кулаком в грудь и заявил, что в долгу у Европы не останется. Витаутас купил 100-литровую бочку, наполнил ее отменным пивом и вместе с другими членами клуба “Внучата Мюнхгаузена” покатил ее в Боденвердер. Наибольшую сложность вызвало движение по немецким автобанам, где минимальная скорость движения установлена 100 км/час. Приходилось напрягать все силы, чтобы катить бочку в заданном скоростном режиме. В Боденвердере бочке были рады – пиво пило все население маленького городка, включая стариков и младенцев.

Члены клуба продолжили кропотливую исследовательскую работу по изучению следов пребывания барона в Кенигсберге. С помощью сложных умозаключений “внучата” пришли к выводу: Мюнхгаузен дал толчок развитию учению Канта. Ночью в Кенигсберге барон чуть не сшиб лошадью глазевшего на небо мальчугана. “Чем на звезды пялиться, — доброжелательно заметил Мюнхгаузен, — лучше бы о душе подумал!” Малолетний Иммануил интерпретировал слова о душе, как “моральный закон внутри человека”. Ну, а дальше все само собой пошло.

Когда нашему городу исполнилось 750 лет, все принялись спорить: это юбилей Калининграда или Кенигсберга? Проблема! На помощь пришли “внучата”: они установили в Центральном парке города памятник барону — подарок жителей Боденвердера. На постаменте памятника с одной стороны выбита надпись «Кенигсберг», а на другой «Калининград». Теперь кто с какого ракурса на проблему взглянуть хочет – с той стороны и подходит. Все гениальное – просто. Кстати, в ядре, на котором летит барон, Витаутас запаял меню “Солянки”.