2015-11-16 – Статьи и комментарии – Помнить

8 ноября в кафе “Солянка” на Советском проспекте состоялась встреча членов калининградской организации Защиты прав жертв политических репрессий за дружеским хорошо накрытым столом.

Отца Евгении Смирновой, школьного учителя, арестовали в 1937. Ей было 3,5 месяца. Он был призван виновным в том, что на случай войны сделал подкоп под сельскую школу, в которой работал. Второй пункт обвинения — “хорошим ученикам учитель ставил плохие отметки, и таким образом снизил успеваемость на 20%”. За свои “преступления” школьный учитель получил 10 лет лишения свободы без права переписки. А потом была арестована и мама Евгении Смирновой.

3,5 месячного младенца отправили в специальный детский дом для членов семей врагов народа. Домой школьный учитель вернулся через 12 лет, пройдя и ГУЛАГ, и сумасшедший дом. Тогда и выяснилось, что абсурдный донос на него написал председатель колхоза, у которого школьный учитель требовал отремонтировать старую избу, в которой размещалась школа. Таких человеческих судеб, вплетённых в совсем недавнюю историю нашей страны — миллионы.

— 20 миллионов человек было репрессировано, расстреляно, посажено за время сталинизма, — рассказывает владелец сети “Солянка” Витаутас Лопата, — половина страны сидела, а вторая половина охраняла.

Витаутас — сын и внук репрессированных. Семья Лопата была известна в Каунасе и Клайпеде. Ресторан, кондитерская, коптильня и магазин пользовались популярностью до войны и в военное время. Приобретали продукты у Лопата Иозо и офицеры Красной армии, пришедшие в Литву первыми, и немецкие офицеры потом. Но позже в 1944 году всё изменилась. Дед Витаутаса Лопата погиб под колёсами автомобиля НКВД, а бабушка с двумя малыми детьми оказалась в землянке под Красноярском в деревне Шумиха, затопленной позже водами водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС. А двоих старших детей отняли и оставили в детдоме в Литве.

В настоящее время по инициативе общественных организаций при поддержке Владимира Путина принято решение об установке в Москве, на проспекте Сахарова памятника жертвам политических репрессий.

— Для меня история репрессий — это моя личная история, — рассказывает “Дворнику” Витаутас Лопата.- и я не хочу, чтобы это повторилось. Ни с моей семьёй, ни с чьей нибудь ещё…

Еженедельная калининградская газета “Дворник”
16.11.15 г.